Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:18 

Алла Тарасова 6.02.2008

Бенуа
Сообщество - Театр: душа, история, искусство


Сайт об актрисе

К 110-летию Аллы Тарасовой телеканал Культура покажет программу "Чтоб играть на века" (22.05)


"Я много раз говорил, что все мы – и режиссеры, и художники, и директор – существуем в театре только для того, чтобы в такие-то моменты Тарасова, ходя растерянная по сцене, говорила: "Что мне делать, Аннушка, что мне делать?" Вот для этих моментов, которые приносят на сцену актеры своим творчеством, для этих минут, составляющих зерно театра, для этого все мы существуем".

В.И. Немирович-Данченко, из речи по поводу награждения МХАТ орденом Ленина

"Она была первой актрисой страны. С этим бессмысленно спорить. Действительно кричали в зале: «Да здравствует Сталин! Да здравствует Тарасова!» Но правда и то, что ей посвятил свои гениальные строки Борис Пастернак: «То же бешенство риска, Та же радость и боль, Слили роль и артистку, И артистку и роль». Он был потрясен ее Марией Стюарт в трагедии Шиллера. И почти все ее роли становились художественными потрясениями".

Виталий Вульф, искусствовед

@темы: Театр+ТВ

13:41 

Олег Янковский

Неплохой сайт, посвященный Олегу Янковскому. Жаль, новости последний раз обновлялись в 2003-м году.
Но, подборка материалов и фотографий достаточно широка, чтобы заинтересовать поклонников творчества.


К к/ф "Бедный, бедный Павел"

@темы: Актеры

12:59 

Белая гвардия/МХТ им.Чехова

"...Я проснулся после грустного сна. Мне снился родной город, снег, зима, гражданская война… Во сне прошла передо мною беззвучная вьюга, а затем появился старенький рояль и возле него люди, которых нет уже на свете...Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй."

М.Булгаков "Белая гвардия"
Источник@

Фотография с сайта МХТ им.Чехова
Турбины — первые и последние


Нельзя не рассказать про накрененный железный помост, выстроенный на сцене. Он так грохочет, когда по нему печатают шаг юнкера (юнкеров изображают солдаты батальона Почетного караула из московского комендантского полка). Про мебель турбинской квартиры, будто бы съехавшую с этого покосившегося помоста, да так и застрявшую тесной кучей внизу: гости теперь, усаживаясь ужинать, боком протискиваются мимо кровати и пианино, а их стаканы едут по наклонному столу. Нельзя не рассказать о том, что, назвав спектакль именем романа и первого варианта булгаковской пьесы, Женовач использовал главным образом знакомый всем окончательный текст «Дней Турбиных» с небольшими добавлениями. И про то, что массовые сцены с юнкерами и петлюровцами как всегда кажутся неизбежным и досадным дополнением к нежным и смешным картинкам из жизни дома Турбиных. Вот и рассказали. Теперь про дом.

То, что сцены в гостиной большой киевской квартиры окажутся в спектакле главными, было ясно и до премьеры. Не только потому, что картины гражданской войны и Булгаковым написаны скорее как служебные и никогда в прежних постановках особенно хорошо не получались. Но и оттого, что было ясно: вся эта дружелюбная домашняя атмосфера, веселые пикировки приятелей, воздух влюбленности и ощущение давнего, устоявшегося быта с общими законами и смешными ритуалами — очень близки теплому и искреннему дарованию Сергея Женовача.

Женовач, когда-то ученик Петра Фоменко, теперь сам унаследовавший его курс в РАТИ, умеет наполнять смыслом неважные слова и замечать несущественные детали так, что все они складываются в очень подробную, насыщенную и полнокровную картину, от которой невозможно оторвать глаз.

Вот, удаляясь греться в ванную, Мышлаевский спрашивает: «Как ты думаешь, Леночка, мне сейчас водки выпить или потом, за ужином, сразу?» Получает ответ, что потом, но беспрестанно пытается вернуться к столу и втихаря утащить с собой оставленную бутылку. А Алексей перехватывает взглядом это движение и бдительно возвышает голос: «Потом, за ужином, сразу!» Такого, конечно, не было в пьесе. Тот же забияка и ругатель Мышлаевский говорит, слегка запинаясь и будто бы сглатывая матерные слова. Притормаживает, буксуя: «М-м-м…» — «Мерзавец», — поспешно подсказывает ему восемнадцатилетний Николка, заботясь, чтобы обожаемый Витенька выглядел прилично.

Сестра с братьями все время переглядываются, делая друг другу не заметные чужим вопросительные или насмешливые знаки. Елена округляет глаза за спиной у Лариосика: мол, кто это? — «сам не знаю!» — корчит лукавую рожу Алексей. В спектакле старшему брату не так легко, как считал Булгаков, описывавший «громадную квартиру», оставить в доме Лариона. Он соглашается на нового жильца со вздохом, откликаясь на умоляющие взгляды сестры. Ясно, что теперь полковнику и вовсе негде будет работать — зрителям, живущим в тесном советском быте, легко понять скученное житье в этом сползшем с Андреевского спуска доме. И теперь, когда Алексей говорит: «Я пойду к себе, у меня еще масса дел», — ясно, что идти ему особенно некуда, только на улицу, на гремящий плац, под снег.

читать дальше

@темы: Критика, обзоры

11:49 

"Бесприданница"

Интересную рецензию о премьере "Бесприданницы" в театре Петра Фоменко представила на Афише Елена Ковальская. Читаем.

"Бесприданница" Я.Протазанова. Н.Алисова в роли Ларисы
«Мастерская Петра Фоменко» с января живет на два дома: камерные спектакли идут в старом здании, требующие простора — по соседству, в только что построенном на берегу Москвы-реки и похожем на затейливый оползень. В новом здании есть большой зал и есть амфитеатр в фойе, из окон которого открывается вид на мерцающие в темноте башни Сити — архитектурную метафору новой, капитализирующейся Москвы. «Бесприданница», первой вышедшая на новой сцене, — об эпохе, похожей на нынешнюю: семидесятые пореформенные годы, либеральные реформы, промышленный взлет, электричество на улицах. Все в точности по тексту: купцы и фабриканты переобуваются из смазных сапог в ботинки, их пассии сбрасывают платки и нахлобучивают шляпки, они отличают уже бордо от ярославского пойла, ездят в Париж на промышленную выставку. Они хорошо считают деньги, а как они гуляют! От шампанского и перемен головы идут кругом, и за что держаться — непонятно; почва под ногами зыбка, а новые основания жизни — при всей ее внешней цивилизованности — все более смахивают на законы леса.

Петр Фоменко, впрочем, на своевременности пьесы не настаивает. Об этом зрителю должен говорить уже сам факт, что пьесу вывели на сцену. Ни единого движения к современной форме режиссер не совершает, даже напротив: «Бесприданница» полна режиссерских самоповторов и выглядит архаичной даже на фоне старых спектаклей самого Фоменко. Но рассказчиком он остался замечательным: казалось бы, сидят люди двадцать минут на месте, курят и бу-бу-бу, бу-бу-бу. Ну пробегутся по проходам между зрителями, вскрикнут что-то в коридоре, пропоют что-нибудь из другого, старого спектакля. Все это уже видано-перевидано — а внимание держит. Может быть, именно подробностью истории.

Выясняется, к примеру, что Лариса не единственная дочка у Хариты Игнатьевны. Было еще две, одна вышла за порядочного человека — тот оказался авантюристом; вторую взял горец и до дома не довез — прирезал в пути. Приторговывавшая дочками Харита Игнатьевна в свете этих подробностей видится этакой мамашей Кураж, оплатившей свой кусок хлеба жизнью детей. Такой ее и играет Наталья Курдюбова — женщиной богатой выделки, но в сущности — фронтовой маркитанткой.

Есть вещь, которой «Бесприданница» отличается от других спектаклей «Мастерской». Особенно от других постановок Островского — и от вахтанговского спектакля «Без вины виноватые», и от «Волков и овец», сыгранных старшими «фоменками». В «Бесприданнице» играет последнее поколение «Мастерской», и в ней нет комедиантства, лукавства, сообщавших тем пьесам оттенок театральности: мол, «волки», «овцы», жестокие страсти — все это лишь театр, преувеличение. В «Бесприданнице» все всерьез, театральна только Лариса Огудалова.

читать дальше

@темы: Критика, обзоры

16:43 

Фото-экскурс в историю театрального костюма кон.XIX-нач.XX в.

Бенуа
Сообщество - Театр: душа, история, искусство
Источник@



Любовь Алексеева в костюме Сарацина по рисунку К.Коровина

читать дальше

@темы: Актеры, Театральный костюм

16:07 

Мария Бабанова

Источник@



Мария Бабанова (1900–1983), народная артистка СССР. Многие из созданных актрисой ролей стали образцами театрального мастерства, хотя сыграла меньше ролей, чем могла сыграть.

ТЕАТРАЛЬНАЯ ЮНОСТЬ
Родилась 29 октября (11 ноября) 1900. Детство прошло в мещанском Замоскворечье, в размеренной обстановке семьи из рабочей «аристократии», и ничто не предвещало Бабановой ярчайшего театрального пути. Уже в Коммерческом училище (впоследствии Плехановском) многие обратили внимание на белокурую изящную девушку, читающую на концертах стихи и прозу необыкновенно глубоким, поющим голосом.

Время, совпавшее с юностью Бабановой, изменяло многие судьбы. Атмосфера театральной игры, бурный расцвет всевозможных сценических направлений в первое послереволюционное десятилетие помогли многим молодым талантам найти себя. Время творческих исканий и открытий определило и ее судьбу. Бабанова окончила театральную студию под руководством Ф.Ф.Комисаржевского, брата Веры Комиссаржевской. Установки студии полностью соответствовали веяниям времени: «Наступает пора рождения нового актера, актера универсального, одновременно и певца, и танцора, и драматического лицедея, актера более развитого, культурного, но все же подобного тем лицедеям, которые были в театре до разделения единого театрального искусства на отдельные отрасли. Когда явится такой актер, тогда будет и настоящий театр, театр единый, театр богатый, располагающий свободно всеми сценическими изобразительными средствами». Бабанова вспоминала, что в студии она «научилась немногому, но если там не учили многим полезным вещам, то не учили и вредным. Ритмика, акробатика, фехтование, даже станок – тогда было новым, вызывавшим непонимание и нападки». Энергичная, пластичная Бабанова как нельзя лучше соответствовала новому, левому театральному направлению.

После эмиграции Ф.Комиссаржевского в Англию, здание студии было отдано Театру РСФСР 1 (позже театр Мейерхольда). При нем были созданы Государственные высшие режиссерские мастерские. Здесь пересеклись пути Мейерхольда и начинающей актрисы. Вся последующая театральная жизнь Бабановой будет связана со сценическим мастерством, начало которому было положено именно на подмостках Мастерских.

Применительно к Бабановой часто употребляется такое понятие, как «врожденное мастерство». Мейерхольд проницательно отметил на экзамене художественную завершенность юной соискательницы: «Учить ее, пожалуй, нечему, да и вряд ли возможно». Эта точная оценка во многом объясняет последующий разрыв с Мастером в конце 1920-х.

Первая роль Бабановой – Стелла в Великодушном рогоносце (1922) Ф.Кроммелинка на сцене Мастерских сделала ее не только знаменитостью, но и символом левого театра. Это был новый вид театрального действия, утверждающего конструктивный подход к жизни, где вместо иллюзии – «прозодежда» и станки, а вместо «переживания» – биомеханика, суть которой в приоритете движения над эмоцией, а точного жеста над словом. Блистательная акробатика мизансцен режиссера, где вместо «атмосферы» – культ театральной игры – слагаемые, составившие главные «университеты» Бабановой, основы ее техники. Никакой психологии, никаких раздумий актера над глубинами образа постановка Рогоносца не предполагала. Рождался гимн свободной игре, человеческому раскрепощению, радости движения; происходила своего рода демонстрация возможностей нового чистого человека, порвавшего со старым миром собственнических страстей.


В ТЕАТРЕ ИМЕНИ МЕЙЕРХОЛЬДА
Первая же роль выявила противоречие постановок Мастера с индивидуальностью Бабановой. Лиризм, неотъемлемое качество актрисы, проступал, несмотря на ее полное подчинение воле режиссера. «Мейерхольд дал идею, дал форму. Она сразу заполнила ее своим громадным, нерассуждающим даром, своей личностью», – писала впоследствии критик М.И.Туровская. Детская чистота, искренняя эмоциональная непосредственность Стеллы в исполнении Бабановой придали спектаклю тот особый человеческий объем, который не входил в задачу постановки. Зрители стали «ходить на Бабанову», начиная со Стеллы, и продолжали ходить на нее в Театр им.Мейерхольда (Гостиме), хотя в течение пяти лет роли у нее были эпизодические, почти без слов.

читать дальше

@темы: Актеры

10:14 

Смена амплуа: из актеров в режиссеры и обратно

Бенуа
Сообщество - Театр: душа, история, искусство
Как думаете, кто из актеров блестяще проявил себя и в режиссуре (как в театре, так и в кино)? И, наоборот, видели ли вы у режиссеров проявление актерского мастерства?
Если я могу назвать некоторых лиц прошлых лет, как например, Чаплин, Лоренс Оливье, то с современными хуже.

А вот из отечественных - Табаков?
Мне нравится, как еще в кино играет Говорухин. У него практически всегда довольно импозантные роли.

Сергей Проханов, бывший "усатый нянь", судя по отзывам, пока как режиссер "плавает". Хотя, сегодня только видела в метро рекламу его новой постановки "Природный экстрим".

Какие мысли есть на эту тему?:)

@темы: Точка зрения

16:10 

Ирина Пегова

Нравится мне эта актриса, поэтому, несмотря на то, что интервью старое (2003 год), и она сама уже в студии Фоменко не играет, все равно выкладываю.

Источник@



"Она подошла к расписанию репетиций, встала на цыпочки, прищурилась и сказала: «Завтра после трех я свободна». Молодая актриса «Мастерской Петра Фоменко» Ирина Пегова, по которой осенью сойдет с ума мужское население России, назначила встречу легко. Попасть на спектакли в крохотные залы «Мастерской» и оценить свежее пополнение знаменитой труппы совсем непросто, а осенью в кинотеатрах пойдет фильм Алексея Учителя «Прогулка», где Пегова и другие актеры «Мастерской» сыграли главные роли, а Гришковец попал в эпизод. Пегова там — сверхновая звезда, девушка нашего времени, непредсказуемый типаж. «Чумовая девушка, никому не известная Ирина Пегова», — назвал Ирину какой-то кинокритик. И соврал. Уже известная.
Зрение минус шесть. Синие глаза. Русые волосы до попы. Сама невеличка. Бюст зашкаливающего для такого роста размера, и эту деталь не скрыть. Грудной смех и высокие башмаки, чтобы хоть куда-нибудь дотягиваться.
В августе начались съемки фильма Алексея Учителя по сценарию Александра Миндадзе «Космос как предчувствие», где главную женскую роль играет Пегова, а главную мужскую — Евгений Миронов. Похоже, Учитель не шутил, когда сказал, что готов снимать фоменковских актеров бесконечно — первым опытом стала «Мания Жизели» с Галиной Тюниной в роли балерины Ольги Спесивцевой, за ней последовал «Дневник его жены». Всего восемь лет назад Ирина Пегова жила в провинциальном городе Выкса и в деревне Тупик на границе Рязанской и Нижегородской областей, никогда не была в театре, зато ходила в лес за ягодами и мечтала петь, как Эдит Пиаф. Она теперь поет — в спектаклях лучшего камерного театра Москвы.
Пять ролей в «Мастерской» — Егоровна в «Одной абсолютно счастливой деревне», княгиня Елизавета Болконская и Соня в «Войне и мире» в очередь с Ксенией Кутеповой, Ирма в «Безумной из Шайо», Бабушка в «Белых ночах».
Один мудрый человек сказал: три условия, три принципа необходимы для духовного развития: большие цели, большие препятствия и большие примеры. У Ирины Пеговой — полный боевой комплект.

читать дальше

@темы: Интервью

15:57 

Занятная старая реклама (1905 год)

Источник@

Концерт Аделины Патти



После пятилетних стараний нам удалось убедить госпожу АДЕЛИНУ ПАТТИ, эту незабываемую божественную певицу, что мы сумеем передать будущим поколениям ее голос таким как он есть. Она долго в этом сомневалась, но наконец наши старания увенчались полным успехом и ныне каждый, за сравнительно довольно недорогую цену, может у себя дома устроить концерт с участием величайшей певицы мира АДЕЛИНЫ ПАТТИ.

Нижеследующее письмо, в переводе, выражает полное согласие госпожи ПАТТИ, чтобы будущие поколения судили об артистических качествах ее голоса при посредстве граммофона.

Замок Крайг-и-Нос
Бреконшайр
Южный Валлис
30-го декабря 1905 г

Акционерному обществу «Граммофон»

Милостивые государи!
Я нахожу нынешние граммофоны настолько усовершенствованным инструментом для воспроизведения человеческого голоса, сравнительно со старыми аппаратами, что мое нежелание дать возможность услышать мой голос тем тысячам людей, которые его еще не слышали, - совершенно исчезло, и изготовленные Вами недавно для меня пластинки являются, насколько мне кажется, верным воспроизведением моего голоса.

Аделина Патти-Седерщтрем.

Нижепоименованные 14 пластинок выйдут в свет 25-го февраля и можно слушать в нижеуказанных отделениях и у наших представителей <...>

Цена пластинки 10 руб.

Акционерное общество ГРАММОФОН

МОСКВА, Тверская, Саввиновское подв. С-ПЕТЕРБУРГ, Морская, №49

Представительства во всех городах России

@темы: История

15:26 

Постановка "Бесприданницы" в студии П.Фоменко

Глеб Ситковский
«Газета», 9-01-2008



"По правилам хорошего вкуса"


За тот недолгий срок, что существует «Мастерская П. Фоменко», театр успел и побродяжничать, и поскитаться по чужим углам, и поютиться в тесном, на скорую руку перестроенном здании бывшего кинотеатра «Киев». Но вот наконец жилищный вопрос решен — «фоменки» вселились в новый дом, который стоит на набережной Москвы-реки, дверь в дверь к старому. Верится, что им здесь заживется хорошо: в новом здании есть и вольготность, и уют, и удобство. Много света, соразмерный зал, большая река под боком и впечатляющий урбанистический вид на «Москву-Сити».

Свою новую жизнь театр начал премьерой — «Бесприданницей» Островского в постановке Петра Фоменко, спектаклем, о котором можно говорить только в уважительных интонациях.

Почти все спектакли Фоменко и «фоменок» обладали удивительным свойством — умением влюблять в себя. Но в своем новом спектакле Петр Фоменко, кажется, сознательно отказался от того, чтобы очаровывать зрительный зал. Новая «Бесприданница» не влюбляет зрителя, а лишь вселяет в него уважение к зрелому мастерству. Этого уважения так много, что даже к названию театра, выбитому на новом здании, так и тянет дописать лишнее словцо — «академический». Московский академический театр «Мастерская П. Фоменко».

Академизм этого спектакля, впрочем, не мертвый и не замшелый, а вольно дышащий и подпитывающийся классической традицией. Эта «Бесприданница» вся насквозь графичная, мастерски использующая приемы теневого театра. Порой может показаться, что сочетания силуэтов и музыкальная созвучность голосов волновали мэтра больше, чем открытие новых смыслов в пьесе.

Этот спектакль весь пропах дорогим ароматным табаком, обонять который приятно даже некурильщику. Богатые просвещенные купцы пробуют на вкус изысканные сигары, а утонченная Харита Игнатьевна (Наталия Курдюбова) кончиками пальцев удерживает на излете папироску. Кажется, Петр Фоменко ставил спектакль про людей с хорошим вкусом — про тех, кто ценит дорогие вещи, хорошую кухню и вообще истинную красоту, в том числе и женскую. Нелепый Карандышев (Евгений Цыганов) потому-то и вызывает у всех усмешку, смешанную с пренебрежением, что во всем прет против правил хорошего вкуса. Он нелеп и безвкусен даже в своем крике «Не доставайся ж ты никому!» и выстреле в грудь Ларисы Огудаловой. И почему-то кажется, такой спектакль можно было бы завершить финальной фразой из ибсеновской «Гедды Габлер»: «Но боже милосердный… Ведь так не делают!» Еще сильнее спектакль Петра Фоменко, как ни странно, напоминает о другой пьесе Генрика Ибсена, которая была написана всего на год позже, чем «Бесприданница» Островского, — «Нора» (1879). Всей-то разницы, что Лариса Огудалова с отчаянием называет себя дорогой вещью в руках мужчин, которым взбрело в голову позабавиться, а Нора Хельмер — куклой, забавляющей своего мужа.

Заглавную роль в спектакле Петра Фоменко сыграла Полина Агуреева, и в ее игре действительно присутствует магнетизм, объясняющий, почему мужчины готовы назначить столь высокую цену за удовольствие побыть в ее обществе. За сцену, когда Лариса поет «Бродягу», можно выложить хоть целое состояние. В свою очередь Паратов (Илья Любимов) решен здесь как богемный красавец с рокочущим голосом, против которого практически невозможно устоять.

Безвкусица не допущена ни в чем, даже в появлении цыганского табора, хотя, уж казалось бы, цыганщина и пошлость у нас давно почти синонимы. Фоменко же сделал своих цыганок старыми ведьмами с прокуренными голосами и цветастыми платками — они со стороны наблюдают за происходящим, и их тени то и дело вырисовываются на прозрачном заднике. Словом, с какой стороны ни подберись к спектаклю Петра Фоменко — это вполне гармоничная работа, ни в чем не противоречащая правилам хорошего вкуса. Но почему же порой так скучно в зале? Куда утекает актерская энергия? Неужели все дело в том, что спектакль сырой, а еще в том, что на премьере он шел три с половиной часа вместо заявленных в программке трех? Хотелось бы верить, что именно в этом и что в будущем спектакль «Бесприданница» можно будет назвать не только академичным, но еще и живым.

@темы: Критика, обзоры

14:58 

«Таких режиссеров надо поджидать с автоматами»

Источник@


Галину Вишневскую можно, с полным на то основанием, назвать «Женщиной года». Накануне новогодних праздников с Галиной Павловной встретился корреспондент «Парка культуры».
Весь год о Вишневской говорили в СМИ – слишком много случилось событий, так или иначе связанных с ней – смерть Ростроповича, продажа коллекции, блестящий актерский дебют певицы в «Александре» у Сокурова. Недавно Галина Павловна была удостоена Почетного звания «Сталкер» на одноименном кинофестивале – «Зa гражданскую позицию, принципиальность и вклад в развитие искусства», стала Почетным доктором Московского университета. Но главное для Вишневской – юбилей Центра оперного пения, который ее усилиями открылся в Москве пять лет назад.

– Галина Павловна, в вашем Центре учатся выпускники консерваторий. Чего не оперный певец не получает в консерватории?

– В Центре ведется другая работа. У меня учатся тридцать пять человек. С ними работают шесть педагогов по вокалу. Десять концертмейстеров. Дирижер. На спектакли приглашаем режиссеров. У нас преподают три языка. Есть урок дикции – больше такого нет нигде. И у нас есть сцена. И оркестровая яма – мы приглашаем оркестр, и репетируй, сколько хочешь. Хоть ночью репетируй, потому что мы ни от кого не зависим. В «Царской невесте», «Руслане и Людмиле», «Фаусте», «Риголетто», «Иоланте» студенты выходят в первых партиях. А в театре кто их возьмет на первые партии? И кто с ними будет работать? Там задачи другие. Там надо продукт выдавать – петь. А здесь они учатся петь в театре.

У нас всегда полный зал и есть своя публика. Но считаю неправильным то, что к нам относятся, как к театру, забывая, что мы – учебное заведение. У этого места другое назначение. Не делать какие-то открытия в искусстве постановки оперы, а, прежде всего, научить петь и держать себя на сцене. Первый год студенты «освобождают» голос и учат репертуар. Только на второй год выходят на сцену. Потом – уходят, приходят новые. У нас артист не растет постепенно десять лет, как это происходит в театре. Я вижу, что двух лет не хватает. Мы сейчас думаем продлить срок обучения до трех лет.

– А бывают ли нерадивые оперные студенты?

– Бывают. Бывает, что отчисляем, даже с хорошим голосом.

– Чего не хватает?

– Головы.

– В смысле: трудолюбия?

– Нельзя научить, можно научиться. Не только педагог вам должен дать. Я всем даю одно и тоже, один берет, другой – нет. Голос – это ведь еще и эстетическое ощущение в себе. У нас же перед глазами нет клавиатуры или смычка. У нас все в себе. Кто как себя ощущает, кто как себя слышит. Кто какие цели себе поставил в жизни.

– Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее состояние оперы в России и в мире?

– Режиссеры сознательно убивают оперный театр. Вот и вся характеристика. И театральные режиссеры, и те, кто имеет музыкальное образование. Режиссеры лишают оперное искусство того, для чего оно предназначено. Опера – это пение и ничего больше. Никогда из этого не возникнет драматического театра, и не надо пытаться. Хотите смотреть драму – идите в драму. А здесь люди поют! Если в драме режиссер может по своему усмотрению делать паузы, менять темп и так далее, то в опере все написано! Вот поет Гремин пять-десять минут «Любви-и-и-и все во-о-зрасты поко-о-рны» – тянет бесконечно – может быть, это кому-то скучно, но так написано гением! Не ходите в оперный театр, если он вам не нравится! Это сделано не для вас и не вами. Почему Моне Лизе никто не пытается чего-нибудь пририсовать? Может, вариант Леонардо да Винчи сегодня кому-то надоел, так давайте пририсуем ей бороду! Вот в Германии поставили «Риголетто» из жизни обезьян. Джильда поет вся в шерсти. А Бадри Майсурадзе в барселонской постановке «Бала-маскарада» Верди должен был исполнять свою арию, сидя на унитазе, – отказался. Таких режиссеров надо возле оперных театров поджидать с автоматами. Кроме того, дирижеры сегодня в оперных театрах – для симфонических оркестров; они не знают, что такое работать с певцом. Выучил партию – и на сцену. А ведь выучить партию – даже не первая буква в алфавите.

читать дальше

@темы: Интервью

13:27 

Произведения Гоголя на театральных подмостках


Н.В. Гоголя ставили на сцене и современники и потомки. О том, какие были постановки, находки и неудачи, как относились к этим спектаклям зрители, актеры и режиссеры, можно увидеть на сайте, посвященном ему и его произведениям.

На страницах сайта можно прочитать следующие рецензии:

-Гимназисты играют Гоголя/М.В. Юнисов
-Заумный "Ревизор" Терентьева/Ж. Деполь
-"Ревизор" на сцене/С.Е Фролова
-Михаил Чехов - Хлестаков (Заметки на полях "Ревизора";)/Ю.В. Манн
-Мейерхольдовский "Ревизор" в аспекте театральной традиции
-По поводу "Ревизора"/В. Ходасевич
-Повесть Н.В. Гоголя «Тарас Бульба» (из истории сценических интерпретаций)/И.А. Виноградов
-«Ревизор» в Праге / Л.П. Солнцева
-Гоголь в музыкальной афише Москвы на рубеже тысячелетий / А.Б. Грибкова
-Опера «Записки сумасшедшего» Ю. Буцко / И. В. Кривошеева

Если покопаться, то также можно найти много интересной информации по гоголевской "околотеатральной" тематике.

@темы: Критика обзоры

13:47 

Царь Эдип/Oedipus Rex

Бенуа
Сообщество - Театр: душа, история, искусство
Привожу впечатления от данной постановки от Вороны:

"Не думала, что скажу это, но говорю: постановка "Oedipus Rex" Julie Taymor — лучшая. Это настолько Стравинский, более того, это настолько Софокл, при том, что это вообще ни на что не похоже, что голова идет кругом по спирали, гулко бряцая на каждом новом витке.

Опера-оратория Игоря Стравинского по трагедии Софокла. Либретто — Жан Кокто. Постановка, маски и куклы — Джули Тэймор. Хореография — Сузуши Ханаяги. Декорации — Георгий Цыпин. Костюмы — Эми Вада. Хор — хор токийской оперы. Эдип — Филипп Лангридж. Эдип (танцор) — Мин Танака. Иокаста — Джесси Норман. В сумме что-то невообразимо настоящее, какой-то одуряющий спазм цельности. Исполняется на латинском языке, повествование от Рассказчика — на японском."

Видео-версия спектакля на DVD >>>

Спасибо за отзыв и ссылку!:)

@темы: Обмен мнениями, Ссылки

12:19 

День выборов

Бенуа
Сообщество - Театр: душа, история, искусство
Источник@

Ближайший спектакль: четверг 24 января 19:00 - подробное инфо на сайте труппы.

Сходил на спектакль "День выборов" (чтобы сравнить с фильмом). От спектакля получил большое удовольствие, но совершенно не сказал бы, что фильм - значительно хуже, как мне многие утверждали. Действие в фильм перенесено почти один в один. Ну, разве что в фильме почему-то изуродовали эпизод с вручением ордена (зачем это было сделано - совершенно непонятно) и добавили несколько эпизодов с губернатором, которого играет Семчев.



А вот что в фильме действительно испохабили - так это почти все музыкальные номера, которые в спектакле исполняет "Несчастный случай" во главе с Кортневым. Потому что когда Кортнев пародирует какого-нибудь блатняка-шансона - это прикольно и смешно. А когда эту же песню исполняет какой-нибудь Серега - это уже грустно. Так же, впрочем, как и со всеми остальными музыкальными номерами.

Так что спектакль вполне имеет смысл посмотреть - хотя бы ради музыкальных номеров, многие из которых - просто блестящие.

Жалко только, что в спектакле кандидата в губернаторы играл Валдис Пельш, а не Уткин. Уткин мне понравился значительно больше. Хотя Пельш сыграл тоже неплохо, но у него совсем другой типаж. Уткин колоритнее.

Alex Exler

@темы: Критика обзоры

16:21 

Барбара Брыльска

Источник@

БАРБАРУ БРЫЛЬСКУ в России уже давно воспринимают не как актрису из дальнего зарубежья, а как милую девушку Надю из кинофильма «Ирония судьбы, или С легким паром», в компании с которой вот уже почти 30 лет мы встречаем Новый год. Но теперь Барбаре придется в буквальном смысле слова жить между Москвой и Варшавой — в столице России состоялась премьера спектакля «Квартет», где Брыльска играет одну из главных ролей.

БАРБАРА честно призналась, что решение участвовать в этой постановке она приняла с трудом. Во-первых, это ее дебют на театральной сцене, а пробовать что-то новое всегда страшно. А во-вторых…

— Работая над этим спектаклем, я впервые начала думать о старости, — говорит актриса. — А о старости думать не надо — она придет сама. Потому что старость — это ужас!

— Госпожа Брыльска, психологи говорят, что всех людей можно разделить на две группы. Одни считают, что все лучшее у них уже было, они всегда смотрят назад, вспоминая прошлые годы. Другие думают, что все лучшее еще впереди, и смотрят только вперед. Вы к какой группе относитесь?

— Я смотрю на сегодняшний день и стараюсь не забегать дальше будущей недели. Иногда думаю о прошлом. Это не очень веселые мысли, признаюсь (смеется). Прошлое очень часто больно бьет по душе, по нервам. Так что я приучила себя жить тем, что имею сейчас.

«Не люблю себя предлагать»

— БАРБАРА, скажите, изменилось ли сейчас в Польше отношение к русским? Ведь было время, когда у вас на родине русских очень не любили.

— И до сих пор не любят. В негативном отношении поляков к русским виновата прежде всего политика. Ведь проблемы-то все начались после войны, когда русские войска вновь вошли в Польшу — уже не в качестве освободителей, а чтобы навести здесь свои порядки. И нам все время врали, пытаясь представить события тех лет в ином свете, — учителя в школе, политики в своих выступлениях. Мой отец тогда не решился сказать мне правду, хотя и знал, как все обстоит на самом деле. Не сказал просто потому, что боялся, вдруг я проговорюсь случайно… Ведь за эту правду нас тогда жестоко карали.

Я думаю, что отношения между поляками и русскими будут становиться лучше и лучше — я абсолютно верю в это.

— Ваша безумная популярность в СССР пошла на пользу вашей артистической карьере? Или в Польше вас ревновали?

— Конечно, ревновали. Ревновали за то, что я приняла Государственную премию СССР за роль в «Иронии судьбы…», за то, что у меня есть связи в СССР. Они не знают, что, имея подобную славу, я могла себе позволить давать очень жесткие интервью, в которых откровенно говорила о том, что мне не нравится. Любой русский побоялся бы произнести подобные вещи вслух. Но поляки, естественно, эти интервью не читали — они лишь знали, что я часто бываю в СССР и что меня здесь очень любят зрители.

Кстати, ваша Госпремия положила конец моей работе на родине — я в основном стала работать за границей: в Германии, Чехословакии, Болгарии, России. В Польше мне почти не давали ролей, я постепенно выпала из этого артистического круга.

читать дальше


@темы: Интервью

19:20 

Et Cetera

Источник@

Новое здание театра Et Cetera в центре Москвы переворачивает традиционные представления о театре, как о чём-то обязательно классическом и торжественном. По словам Александра Калягина, художественного руководителя театра, «главное устремление театра заключается в развитии и умении сочетать разные театральные направления, стили, школы», поэтому в «новом доме» для известного театрального коллектива хотелось воплотить принцип многообразия, принцип «et cetera».




Техническое задание, полученное архитектурным бюро «А. Левинсон и партнёры», действительно было сложным - с одной стороны, требовалось сохранить камерную обстановку, свойственную этому театру, с другой - создать праздничный и многоликий театральный интерьер, а с третьей -- учесть особенности театрального помещения и наличие осветительного и инженерного оборудования.

В театре нет ни одной одинаковой детали. Даже окна - казалось бы, стандартный конструктивный элемент - на всех этажах имеют разную форму: круга, прямоугольника, квадрата. Но при таком разнообразии архитекторам удалось избежать стилевого «салата» и подчинить все помещения единой гармонии. Например, чайная комната в фойе как будто скопирована с английского сигарного клуба со своей мебелью в стиле «чипендейл» и полосатыми обоями. Но стоит выйти из неё, и взгляду предстают белые колонны, хрустальные светильники с подвесками, деревянные панели на стенах, витиеватая ковка лестниц.

В кулуарах стилистика и цвет меняются от помещения к помещению, на лестницах - от этажа к этажу, в результате получилась интерьерная мозаика, собранная из разных кусочков и «кричащая» из-за каждого угла по-разному. Например, на одной лестнице вас встречает розовый цвет, на другой -оливковый в полоску. Большое число различных помещений повлияло на использование практически всей цветовой шкалы мягких оттенков, как то: бежевый, оливковый, бледно-розовый, бледно-салатовый etc.




Эклектичный зрительный зал удалось выполнить в трёхцветной гамме, использовав бежевый, тёмно-бежевый и бордовый цвета. По образу - это бежевая скорлупа, которая, «прорываясь» на полу, на сцене и в ложах, становится бордовой.

Кстати, о ложах этого театра надо сказать отдельно. Их всего девять. Каждая имеет своё название из мира театра: ложа Тартюфа, Митрофанушки, Фальстафа и т. д. И, наконец, центральная ложа для особо важных гостей называется ложей Годо.

Тёмно-бордовым же сделали театральный занавес, который специально для театра Et Cetera придумал известный питерский художник академик Эдуард Кочергин. Для занавеса была соткана уникальная ткань с рисунком на тему «еt сetera», в котором множество раз повторяются буквы ETC. Это, вероятно, единственный театр в Москве, где зрительный зал заполняют разномастные кресла. Александр Калягин хотел, чтобы кресла были разными, но богато оформленными. Единственным производителем, который не побоялся взяться за выполнение этого заказа, стала итальянская фабрика Angelo Cappellini.





В отделке помещений пришлось преодолевать все сложности, которые только можно было представить. Сложная инженерия и технология зала заставила прибегнуть к невероятным ухищрениям. Всё приходилось прятать, закрывать, огораживать так, чтобы в интерьере невозможно было заметить акустические колонки, вентиляционные короба, трубы, отопительные системы. Например, над порталом сцены со стороны зрительного зала установлены мощнейшие акустические колонки. C эстетической точки зрения идеально было их скрыть, но таким образом, чтобы не пострадала акустика, поэтому соорудили портальный козырёк, затянутый звукопроницаемыми банерами. Приток и вытяжка в общественных зонах были убраны с потолка на стены и задекорированы деревянными резными решётками. Отделочные материалы имеют бесконечные вариации - от мрамора, гипса, ковки и дерева до коммерческого покрытия Orac Dеcor и потолочной отделки в форме ячеек «Грильято».




Все светильники в театре сделаны по авторским эскизам архитектурного бюро «А. Левинсон и партнёры». При входе зрителей встречает стеклянная люстра-шар, зрительный зал освещается огромной хрустальной люстрой, которая опускается до спинок кресел, хрустальные светильники и бра являются дополнительным источником света.Благодаря творческой фантазии Александра Калягина и дизайнерскому воплощению архитектурного бюро, интерьер театра Et Cetera получился живым, объёмным, обладающим яркой индивидуальностью.

@темы: Декорации/эскизы

16:07 

«Лебединое озеро»... черное и белое

Источник@
Источник@@


Один из самых востребованных fashion-фотографов столицы Владимир Глынин представил свой первый авторский арт-проект, в котором рассказал черно-белую историю «Лебединого озера».

Накануне же в стенах галереи ArtAngar на территории бывшего завода «АРМА» состоялся закрытый показ для прессы и гостей виновника торжества. Вообще сейчас это очень модно – устраивать галереи и выставочные залы на месте заброшенных промышленных построек.




Владимир Глынин



Знаменитый во всем мире балет «Лебединое озеро» был выбран Владимиром Глыниным сознательно. Ведь автор на протяжении десяти лет сам танцевал на сцене легендарного Большого театра. Балет – это часть его души, его вдохновение. Фотограф долго искал пути визуализации легендарного сюжета, в котором он нашел большой спектр человеческих чувств и эмоций, сочетающийся с яркими образами главных героев, и который до сих пор никого не оставляет равнодушным. Так родилась идея фотоистории «Лебединого озера», с его невероятным диапазоном отношений между Добром и Злом, Черным и Белым.



Фотография позволяет ярче передать любое событие, пусть даже самое обычное. Пойманное объективом фотокамеры мгновение человеческой жизни - это уже маленький рассказ. Несколько фотографий могут создать целую историю, причем сделать это более красноречиво, чем роман или повесть. А когда балет-легенда сливается воедино с черно-белой фотографией, перед нами уже синтез искусства, фотографии и моды. Каждая фотография этого проекта – самостоятельное законченное произведение, с определенной, присущей только ей интонацией, но когда они собраны вместе, возникает мощное, полное драматизма художественное полотно.



Владимир Глынин



Подготовка к съемкам шла долго, больше месяца. Зато сам проект был осуществлен всего за один день. Фотографом было сделано около тысячи кадров, но только тридцать из них были отобраны, чтобы вместе составить единую и яркую историю. Бесспорно, что в одиночку осуществить мечту Владимиру Глынину было бы довольно трудно. Его команда – это люди, с которыми он работал вместе уже давно. Героями проекта стали ведущие солисты Большого театра Сергей Филин и Артем Шпилевский, модель Светлана Шестакова воплотила образ Одетты-Одиллии.


Екатерина Денкер


@темы: Балет

12:07 

Театральные куклы мира

Фотографии театральных кукол мира можно посмотреть в специальном сообществе.
Не скажу, что все завораживает, но есть интересные экземпляры. ;-)


@темы: История, Спектакли для детей

16:17 

Как был спасен театр Станиславского

Бенуа
Сообщество - Театр: душа, история, искусство

Ночлежка Хитрова рынка. В.Симов. Рисунок с натурыИсточник@

1902 год. Московский Художественный театр готовится ставить пьесу Горького «На дне».

Руководитель театра К. С. Станиславский, режиссер В. И. Немирович-Данченко, кое-кто из артистов и театральный художник В. А. Симов отправляются в трущобы Хитровки, чтобы посмотреть, как на самом деле живут нищие и бродяги.

Их ведет знаток трущобной жизни, известный московский журналист Владимир Гиляровский.

В ночлежке хорошо одетых гостей окружает толпа самых подозрительных личностей — босяков, воров, беглых каторжников, — но присутствие Гиляровского, которого эта «братва» уважает, до поры спасает от скандала.

Гости угостили ночлежников водкой, идет мирный разговор. Тем временем Симов рисует с натуры мрачные своды комнаты, где ютятся десятки людей на жалких постелях. И вдруг, увидев рисунок, обижается один из воров:

— Пач-чиму у меня черная щека?
— Это тень, — объясняет кто-то.
— А в морду за тень-то, в морду!..

Назревает крутая драка. Один из оборванцев, хорошо знакомый Гиляровскому Ванька Лошадь, уже замахивается бутылкой над головой Симова; уголовники обступают Станиславского и Немировича-Данченко... Но тут журналист оглушительно кричит «Лошадь, стой!» — и разражается ругательной тирадой минуты на две, без единого повторения.

Должно быть, в кабаках и притонах Москвы научился Гиляровский столь «изящной» словесности... Ночлежники заслушались, стали восхищаться; напряжение разрядилось, и встреча кончилась миром. А скоро вся Москва увидела на сцене Художественного великолепные декорации Симова, изображавшие ночлежный дом на Хитровке.


@темы: История

13:51 

На Новой сцене МХАТ появились «Старосветские помещики»

Время новостей/Марина Давыдова/9.10.07

Недавний выпускник курса Петра Фоменко Миндаугас Карбаускис в начале сезона весьма удачно поставил в «Табакерке» малоизвестную одноактовку Торнтона Уайлдера «Долгий рождественский обед». Воодушевленный этим дебютом, Олег Табаков выделил ему от своих щедрот еще более престижную площадку — Новую сцену МХАТ. Здесь молодой режиссер взялся за Гоголя.

Между русским и американским классиками трудно обнаружить хоть что-то общее, но Карбаускис обнаружил. Его мхатовская премьера окутана той же тихой, безысходной грустью, что царила в спектакле по Уайлдеру. Изменился лишь антураж. Провинциальная Америка превратилась в малороссийскую глубинку, а бесконечно плодящиеся и размножающиеся герои «Рождественского обеда» — в бездетных Пульхерию Ивановну и Афанасия Ивановича. Никаких из ряда вон выходящих событий в обоих спектаклях не происходит.
Кроме единственного и последнего — смерти. У Уайлдера это обстоятельство становится внешним сюжетом. Его пьеса — бесконечная череда рождений и умираний. К героям едва успеваешь привыкнуть, а они уже уходят в небытие, и этот естественный ход вещей пугает именно своей естественностью — против него невозможно восстать. У Гоголя все иначе. Не смерть как таковая страшит автора, но исчезновение бесхитростного и благостного мира с его укладом, нравами, привязанностями.

Далее >>>


@темы: Критика обзоры

Театр: душа, история, искусство

главная